18 июля, четверг
+22°$ 88,28

«У меня проблемы с памятью наблюдаются»: как проходит допрос свидетелей по делу Ксении Фадеевой

«У меня проблемы с памятью наблюдаются»: как проходит допрос свидетелей по делу Ксении Фадеевой
Фото: Дмитрий Кандинский / vtomske.ru

Свидетели обвинения допрашиваются в рамках судебного следствия по уголовному делу депутата думы Томска и экс-главы местного штаба Навального* Ксении Фадеевой**. Допрошенные не являются томичами, с Фадеевой лично не знакомы, о деятельности томского штаба ничего не знают. О чем рассказывали свидетели — в репортаже vtomske.ru.

Напомним, рассмотрение уголовного дела в отношении Ксении Фадеевой началось 14 августа в Советском районном суде Томска. Ее обвиняют в организации экстремистского сообщества с использованием служебного положения и пропаганде создания НКО, посягающей на личность и права граждан (часть 3 статьи 282.1 и часть 3 статьи 239 УК РФ). Обвинение, озвученное прокурорами, связано с участием Фадеевой в деятельности политика Алексея Навального**: томичка несколько лет возглавляла томский штаб оппозиционера. Комментируя предъявленное обвинение, Фадеева отмечала, что оно больше касается самого Навального и других руководителей ФБК***, нежели ее.

«Подсудимая мне не знакома»

Сейчас по делу депутата идет судебное следствие. Сторона обвинения представляет письменные доказательства и допрашивает свидетелей. Одним из них стал Александр Ларенков — бывший соратник Навального из Санкт-Петербурга. Его допрос шел по видео-конференц-связи.

В начале допроса Ларенков сообщил, что подсудимая Фадеева ему не знакома: «О существовании этого человека я узнал, когда меня вызвали свидетелем по делу».

Отвечая на вопросы гособвинителей (в процессе участвуют два прокурора), Александр Ларенков рассказал, что политикой активно занимался в 2012—2016 годах, состоял в «Партии 5 декабря» и «Парнас».

Его спрашивали про иностранные курсы для российских оппозиционных объединений, проходившие десять лет назад. Свидетель рассказал про обучающие конференции, где происходил обмен опытом на тему проведения выборов, предвыборных технологий. Их проводили различные зарубежные фонды. Подробно об этом свидетель ранее рассказывал различным федеральным СМИ.

С Алексеем Навальным свидетель знаком лично; он работал в предвыборном штабе политика, когда тот баллотировался в мэры Москвы. Через некоторое время Александр Ларенков, по его словам, отошел от активной политической деятельности, стал работать по найму в консалтинговой фирме, с оппозицией перестал пересекаться. Ларенков утверждает, что на обучающих курсах появились русофобские настроения, а иностранные фонды «хотели поменять власть в России».

Свидетель отметил, что с 2018 года он стал оппонентом Навального. Ему не нравилось, что его команда «всячески пытались выводить на массовые мероприятия, в том числе несогласованные, молодежь, в том числе несовершеннолетнюю».

Защита поинтересовалась у свидетеля, откуда он знает, что Навальный и его сторонники привлекали несовершеннолетних. Ларенков ответил, что видел эту информацию в сети, в видеообращениях соратников Навального. Где конкретно — он не помнит.

Свои вопросы задала и Ксения Фадеева. Александр Ларенков повторил, что Ксению Фадееву он не знает, в Томске ни разу не был, о деятельности томички в штабе ничего не знает. На зарубежных конференциях свидетель не видел подсудимую, и он сомневается, что она могла там быть. Когда Ксения Фадеева начала работать в штабе Навального, Ларенков не знает.

«Лично не знаком(а)»

В качестве свидетелей обвинения выступили и бывшие сотрудники штаба Навального в Архангельске Егор Бутаков** и Елизавета Бычкова.

В январе этого года молодых людей признали виновными по части 3 статьи 239 УК РФ (пропаганда создания НКО, посягающей на личность и права граждан) и приговорили к году ограничения свободы. Первоначально им вменяли также руководство экстремистским сообществом (часть 1 статьи 282.1 УК РФ), но обвинение в этой части прекратили благодаря сотрудничеству со следствием.

Бутаков и Бычкова с Ксенией Фадеевой лично не знакомы; про ее работу в Томске ничего не знают. Подсудимую видели только в общем чате, в котором состояли координаторы разных региональных штабов Навального.

Гособвинители спрашивали свидетелей о том, откуда они узнали про деятельность Алексея Навального, как попали в штаб, чем там занимались. И Бутаков, и Бычкова на протяжении всей работы архангельского штаба занимали там разные должности. Оба успели побывать координаторами, но Бутаков — буквально месяц. Свидетели работали в штабе по договору, получали зарплату.

Егор Бутаков утверждает, что среди задач штаба была организация протестных акций, создание материалов, «дискредитирующих органы государственной, муниципальной власти». При этом его бывшая коллега Елизавета Бычкова утверждает, что когда она устраивалась в штаб координатором в 2020 году, ей ничего не говорили про митинги и шествия. Впервые такую задачу, по словам свидетеля, ей поставили в январе 2021 года, когда Алексей Навальный был арестован после возвращения в Россию из Германии.

«Я больших акций, которые проводились в 2011 году, боюсь в принципе, я их всегда боялась. Мне сказали, что мы работаем как СМИ», — сказала Бычкова.

На вопрос Ксении Фадеевой, знает ли свидетель, что журналистика должна быть объективной, она ответила: «Я не журналист по образованию, поэтому ничего здесь сказать не могу».

Что касается материалов, «дискредитирующих органы власти», Егор Бутаков объяснил, как он различает дискредитацию и критику. Дискредитация, по его словам, это создание негативного образа среди широкого круга населения для разжигания ненависти к представителям власти. А критика — цивилизованное, обоснованное указание на какие-либо недостатки.

Фадеева спросила, делал ли архангельский штаб расследования про местные органы власти. Бутаков сказал, что да.

— Там была умышленная дискредитация? Обвиняли ли чиновников в том, чего они точно не делали?

— Я не смотрел эти видеоролики.

— Правильно ли я поняла, что вы были волонтером, потом замом координатора, потом координатором и вы не смотрели ролики вашего архангельского штаба?

— Да.

Говоря про митинг в январе 2021 года, Егор Бутаков заявил, что архангельский штаб не пытался его согласовать, потому что этим занялись соратники Алексея Навального. При этом в ходе предварительного следствия он говорил, что согласовать акцию вообще никто не пытался. Об этом сообщил гособвинитель и зачитал протокол допроса. Бутаков подтвердил эти показания.

Противоречие свидетель объяснил тем, что по назначению врача он принимает таблетки.

«Среди побочных эффектов у меня проблемы с памятью наблюдаются, возможно, что это было не так», — ответил Егор Бутаков на вопрос адвоката.

Фадеева попыталась повторно уточнить, есть ли у свидетеля проблемы с памятью в настоящий момент времени. Но прокурор возразил против этого вопроса, судья его снял. Гособвинитель заявил, что нет медицинских справок, которые бы говорили о невозможности допроса.

По утверждению Елизаветы Бычковой, федеральный штаб говорил координаторам, что митинг 23 января 2021 года не нужно согласовывать, «потому что все равно ничего не согласуют».

Ни Бутаков, ни Бычкова ничего не знают о возможной деятельности штабов после апреля 2021 года, когда их признали экстремистскими.

*Деятельность штабов Навального признана экстремистской и запрещена на территории РФ.

**Росфинмониторинг внес Ксению Фадееву, Алексея Навального, Егора Бутакова в перечень террористов и экстремистов.

***Деятельность ФБК признана экстремистской и запрещена на территории РФ. По решению Минюста России ФБК включен в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента.

Смотрите также

Комментарии