22 мая, среда
+11°$ 90,41

Выхода нет?

Пока «кошмарят» ТРЦ, власть предпочитает делать вид, что ничего особенного не происходит

Выхода нет?
Фото: Дмитрий Кандинский / vtomske.ru

— Да этот Левчугов с прокурором обнимался, как с родным! — слышится в зале заседаний Законодательной Думы Томской области. Депутаты после обеда расхаживают по залу в ожидании отчета бизнес-омбудсмена Валерия Падерина за 2017 год. К тому же времени приглашен и начальник томского управления МЧС Михаил Бегун.

Тут к гадалке ходить не надо, чтобы предположить: Падерина и Бегуна спросят, почему закрываются торгово-развлекательные центры и когда это закончится. Владислав Левчугов, бизнес-империя которого тоже страдает от эпидемии закрытия томских ТРЦ, действительно, в конфронтации с властью или правоохранительными органами замечен не был.

Михаил Бегун, пойманный в коридоре, отрицает, что в Томске какая-то особенная ситуация:

— Не больше и не меньше у нас закрывают торговых центров, посмотрите что в Сибири происходит…

Пока Падерин отчитывается о печальном положении малого и среднего бизнеса в России вообще и в Томской области, в частности, смотрим ленту новостей: в Иркутске закрыли на тот момент три торговых центра, Новосибирске — два, в Алтайском крае — четыре, в Омске закрыли кинотеатр и один ТРЦ… В Томске счет закрытых ТРЦ идет на десятки, открытых — единицы.

Удрученный Валерий Падерин, отвечая на вопросы депутатов, ходит по лезвию ножа:

— Третий год идет реформирование системы контроля над бизнесом, уже нельзя просто так без предупреждения заехать и осуществить проверку, а все равно больше всего жалоб от предпринимателей на непосильный гнет контролирующих и проверяющих органов. Мне кажется, в реформе нуждаются именно эти органы, поскольку они предъявляют бизнесу взаимоисключающие требования, которые выполнить нельзя.

По закону о противодействии терроризму, например, все запасные выходы должны быть закрыты, а по правилам противопожарной безопасности — наоборот. Безусловно, есть автоматические двери, которые открываются (и закрываются!) сами в случае пожара, но их стоимость такова, что школы идут по пути выполнения более дешевого и понятного закона об антитерроре: просто огораживаются заборами и ставят турникеты на входе. После чего их вполне можно закрыть за полную пожарную небезопасность.

— Это да, это проблема, — вздыхает Михаил Бегун.

Но закрывать школы никто не даст. Это понятно. А вот «послать сигнал бизнесу», по выражению одного из прокуроров, можно, и у томской прокуратуры это получилось громче всех в России и Сибири.

Так что стало очевидно: либо у томичей самые большие безобразия в стране с противопожарным надзором, но тогда где прокуратура и МЧС были раньше? Либо у нашей прокуратуры лучшая в стране исполнительская дисциплина, но она не очень согласуется с законом, который прокуратура вообще-то должна первой соблюдать как отче наш.

Закрыли (а сейчас уже и открыли) ТЦ «Марка» на Фрунзе прямо напротив главного офиса нашего «государева ока». Просто приехали судебные исполнители и запечатали все (!) двери. Адвокат Алексей Бервено был сначала случайным свидетелем произошедшего, а потом и адвокатом обескураженных собственников:

— Спрашиваю, а почему, на каком основании? Исполнители говорят — идите в суд. Бегу в суд вместе со своим доверителем, которая не может попасть в свой магазин, хочет узнать, какие нарушения обнаружены, и что мы получаем? — Алексей улыбается. — Ничего, кроме решения судьи о принятии обеспечительных мер по иску прокуратуры. Ни справки МЧС, ни акта проверки Пожнадзора, ни одного документа, который подтверждает наличие нарушений. Только исковое заявление прокуратуры. Я когда по другим делам прошу принять обеспечительные меры, мне надо тонны справок собрать, что они необходимы. А тут пришла прокуратура, подала иск — и пожалуйста!

Когда «легкое» социальное недовольство бизнеса, арендаторов и трех тысяч наемных работников дало о себе знать, правоохранители немножко сдали назад: судьи стали разъяснять судебным исполнителям, что закрывать все двери в закрытые ТРЦ не надо: пусть собственники заходят, исправляют обнаруженные недостатки. Более того, суды стали практиковать выездные заседания прямо в ТРЦ, чтобы лично убедиться — пожарная безопасность улучшилась. И не через месяц после подачи иска, как обычно, а по судейским меркам практически мгновенно: через неделю максимум.

Прокуратура стала предоставлять акты проверки Пожнадзора в подтверждение своих судебных исков и тогда выяснилось, кто тормозит на самом деле: немногочисленные предприятия по поставке огнетушителей, порошков и других атрибутов противопожарных инсталляций в ТРЦ. У них сейчас очередь на месяцы вперед.

Паники уже нет, но процесс продолжается, ведь по словам Михаила Бегуна, «проверили 400 ТРЦ, закрыли 30». Надо сказать, что томичи уже близки к контрольным цифрам. Собственники и арендаторы срочно запасаются огнетушителями, рисуют схемы эвакуации, переписывают друг у друга противопожарные декларации и проводят учения с персоналом. Это хорошо, но часть требований пожарных просто невыполнима.

В акте проверки ТРЦ «Зеркальный риф» на проспекте Фрунзе, например, больше 60 нарушений. Большая часть уже устранена. Но часть требований пожарных просто невыполнима, поскольку связана с конструктивными особенностями приспособленного и заново пристроенного здания. Примыкания капитальных стен, перепады полов по уровню, ширина лестничных пролетов, которые уже, чем ширина эвакуационных выходов, а те, в свою очередь, уже, чем должны быть. А есть ведь еще и новые отделочные материалы, класс горючести, которых часто просто неизвестен пожарным… Плюс строгие строительные правила, которые в новой редакции приняты в 2014-м, а большая часть ТРЦ построена еще по старым… Как эти новые правила выполнить?

Бегун говорит, что ситуацию можно поправить, если включить представителей Пожнадзора в комиссии по приемке зданий в эксплуатацию. Но тогда уж давайте включать пожарных в группы проектировщиков и строительного надзора, чтобы не исправлять уже построенное здание, а избегать пожароопасных ошибок еще на стадии проектирования и строительства.

И тут мы, как в известном анекдоте, выходим обратно на улицу, с которой и заходили. По словам бизнес-омбудсмена Валерия Падерина, третий год государство пытается смягчить гнет контролирующих и надзорных органов над бизнесом. Третий год ничего не получается.

Малый и средний бизнес, несмотря на смягчение, закрывается опережающими темпами. Предприниматели в один голос, как в 90-е, говорят, что «наша работая опасная», а тут еще прокуратура «послала им сигнал». К чему приведет неукоснительное выполнение невыполнимых противопожарных требований — вопрос риторический.

Кажется, из всего нашего эстеблишмента, только один мэр Томска Иван Кляйн осмелился заступиться за бизнес. Сам не слышал, никто почему-то не цитирует, поэтому пересказываю. Кляйн будто бы сказал: трагедия в «Зимней вишне» ужасна, но надо жить дальше, работать, платить зарплату и налоги….

Мэр, он все-таки ведь на земле живет.

И вот что еще интересно. Ничего не слышно про проверки прокуратуры самого МЧС и системы пожарного надзора. Кадровых перестановок точно нет. Те же люди, что подписывали акты об отсутствии нарушений, подписывают сегодня акты о многочисленных нарушениях. Получается, что много лет пожарные и прокуратура все вместе закрывали глаза на многочисленные нарушения пожарной безопасности в ТРЦ. А теперь, внезапно, все прозрели. А обниматься с прозревшим прокурором бесполезно.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора

Смотрите также

Комментарии